Сергей Мохнаткин

Отправляясь отмечать Новый год на Красную площадь, 56-летний Сергей Мохнаткин даже не подозревал, что проведет праздник в Тверском ОВД в компании милиционеров, а шампанское и красная икра, прихваченные из дома, так и останутся нетронутыми. Он шел по Тверской и остановился на Триумфальной площади — чтобы пристыдить омоновцев, которые волокли по снегу 70-летнюю пенсионерку.

О том, что он заступается за активистку ОГФ Раису Вавилову, участвующую в акции «Стратегии-31», Мохнаткин не знал, так что ответные действия милиционеров стали для него по меньшей мере неожиданностью: вместе с Вавиловой ОМОН затащил в автобус и ее заступника. Задержанный пытался вразумить милиционеров, но сделал себе только хуже: его приковали наручниками к поручню автобуса, избили и начали душить. В отделении новогодние приключения Мохнаткина продолжились. Милиционеры оставили его на ночь, тогда как остальных задержанных отпустили за полтора часа до полуночи.

На следующий день Мохнаткина все-таки отпустили, и он первым делом отправился в ГУВД — писать жалобу. Бумагу приняли, и Мохнаткин, уверенный в своей правоте, поехал домой.

С тех пор, как Сергей Мохнаткин отметил Новый год в отделении милиции, прошло пять месяцев. Он жил в Твери, работал супервайзером в «Империи пиццы» и верил в то, что побивших его милиционеров найдут и накажут.

Уверенности прибавил звонок с Петровки. 1 июня следователи ГУВД попросили его приехать и опознать омоновцев, избивших его на Триумфальной. Вряд ли Мохнаткин думал, что наручники после фиктивного опознания наденут на него. Как оказалось, в ГУВД придерживаются другой версии: что на самом деле не милиционеры били Мохнаткина, а он, Мохнаткин, зверски избил милиционера и даже сломал ему нос. Версию милиции подтверждало и уголовное дело, возбужденное против подозреваемого по ч. 2-й статьи 318 УК РФ («применение насилия в отношении представителя власти»).

Через неделю Мохнаткина уже судили. Он все еще думал, что происходит какое-то недоразумение, что в суде оно разъяснится и его обязательно оправдают. Подследственный даже отказался от услуг Московской хельсинкской группы, предлагавшей адвоката. Ему не верилось, что за замечание в адрес омоновцев и твердость позиции он получит 5 лет колонии, запрошенные прокурором Ларисой Сергуняевой.

Пять лет Мохнаткин действительно не получил. Судья Александра Ковалевская, не поверившая Вавиловой и другим свидетелям (соседям подсудимого по милицейскому автобусу) и удалившая их из зала, «учла все обстоятельства по делу» и ополовинила прокурорский срок, приговорив Мохнаткина к двум с половиной годам колонии общего режима. Срок ниже низшего предела, установленного ст. 318, судья сочла в данном случае допустимым.

На Петровке приговор Мохнаткину комментировать не стали, отметив, впрочем, что оспаривать его не будут. «Это то же самое, что комментировать решение президента», — заявила и. о. начальника управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Жанна Ожимина.

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

журналист Александр Артемьев, активистка ОГФ Раиса Вавилова

Фотоматериалы РИА Новости и Грани-ТВ.ру

Александра Ковалевская


СОУЧАСТНИКИ

Следователь Петриченко, прокурор Лариса Сергуняева, сержант милиции Дмитрий Моисеев, якобы пострадавший

ЭКСПЕРТИЗА

Наталья Таубина, директор Фонда «Общественный вердикт»:

- Несмотря на то, что при рассмотрении в судебных инстанциях дел о причинении вреда сотрудникам милиции выявить формальные нарушения процедур практически невозможно, следует обратить внимание на обстоятельства самого задержания Мохнаткина.

ЦИТАТЫ

Из записки Сергея Мохнаткина, переданной правозащитникам:

... На 2-ом заседании сов-л ошибки, свидетели не допрошены мной толком. «Потерпевший» меня избивал. В тюрьме был подвергнут побоям и истязаниям, т.к. отказался давать фото и дактилоскопию. В знак протеста объявил сухую бессрочную голодовку еще на 1-м заседании, после лишения свободы. Помогите, сплошной обман.